Preview

Фундаментальная и клиническая медицина

Расширенный поиск
Том 3, № 3 (2018)
6-11 68
Аннотация
Цель. Оценить уровень витамина D у женщин с репродуктивными нарушениями, проживающих в городе Кемерово. Материалы и методы. В период с октября 2017 по март 2018 гг. было проведено ретроспективное когортное исследование 138 женщин, проживающих в городе Кемерово и обратившихся для обследования в медицинский центр. Все пациентки были разделены на две группы. Критерием включения в основную группу (n=98) было наличие у женщин репродуктивных нарушений в виде инфертильности. Критерием включения в группу сравнения (n=40) было отсутствие у женщин инфертильности. У всех женщин определялся уровень 25(ОН)D в сыворотке крови методом иммунохемилюминесцентного анализа на микрочастицах анализатором «Architest i2000» (Abbott, США) на базе клинико-диагностической лаборатории (г. Новокузнецк). Результаты. У пациенток основной группы чаще выявлялся патологический статус 25(ОН)D - 83,7% и 60% соответственно, р=0,003, а средние показатели уровня 25(ОН) D у женщин обеих групп были ниже референтных значений нормы (21,79±1,35 и 28,03±1,6 нг/мл соответственно, U[98;40]=1069, p=0,001). Нормальный статус 25(ОН)D выявлен у 16,3% пациенток основной группы и у 40% женщин группы сравнения, р=0,003 (средний уровень 25(ОН)D составил 37,0±3,68 нг/мл и 34,97±1,34 нг/мл соответственно, U[98;40]=32, p=0,041). В структуре патологического статуса 25(ОН)D у женщин основной группы преобладал дефицит (51,2% и 17% соответственно, р=0,004; средний уровень 25(ОН)D составил 23,7±0,62 и 24,66±1,13 нг/мл соответственно, U[98;40]=342, p=0,366), тогда как у женщин группы сравнения преобладала недостаточность (48,8% и 83% соответственно, р=0,004; средний уровень 25(ОН)D составил 14,15±0,97 нг/мл и 17,1±1,0 нг/мл соответственно, U[98;40]=56, p=0,037). Заключение. Выявлен патологический статус 25(ОН)D в общей популяции женщин города Кемерово как с бесплодием, так и планирующих беременность. При этом пациентки с бесплодием различного генеза находились в состоянии дефицита чаще, чем женщины без репродуктивных нарушений. Учитывая роль витамина 25(ОН)D в репродукции, целесообразно предусматривать его коррекцию пациенткам с репродуктивными нарушениями на этапе прегравидарной подготовки.
12-18 81
Аннотация
Цель. Определить особенности развития метаболического синдрома у женщин раннего репродуктивного возраста с синдромом поликистозных яичников. Материалы и методы. Ретроспективное аналитическое исследование типа «случай-контроль». I группу составили 30 женщин раннего репродуктивного возраста с синдромом поликистозных яичников, обратившиеся в женскую консультацию по поводу бесплодия (исследуемая группа), II группу - 30 женщин раннего репродуктивного возраста без синдрома поликистозных яичников (группа сравнения). Метаболический синдром диагностировали на основании критериев, разработанных комитетом экспертов Национальной образовательной программы по холестерину (National Cholesterol Education Program (NCEP) . Результаты. Метаболический синдром диагностирован у 22 (73,3 %) женщин раннего репродуктивного возраста с синдромом поликистозных яичников, в то время как у женщин без синдрома - у 8 (26,4 %), (р=0.0001). Все диагностические критерии метаболического синдрома, такие как ожирение (р=0,005), отношение окружности талии к окружности бедер более 0,85 (р=0,049), повышение артериального давления выше 140/90 мм рт.ст. (р=0,028), высокий уровень триглицеридов (р=0,0001), глюкозы плазмы натощак (р=0,0001) низкий уровень липопротеидов высокой плотности (р=0,0001) у женщин раннего репродуктивного возраста с синдромом поликистозных яичников встречались значимо чаще, чем у женщин без синдрома. Заключение. Женщины раннего репродуктивного возраста с синдромом поликистозных яичников чаще имеют метаболический синдром. Основное значение в формировании метаболических нарушений имеют избыточная масса тела, нарушение углеводного и липидного обменов. Проведение более ранней диагностики метаболического синдрома и комплексной его коррекции у женщин раннего репродуктивного возраста с синдромом поликистозных яичников позволит снизить развитие его отдаленных последствий, и в первую очередь, риск сердечно-сосудистых заболеваний.
19-24 90
Аннотация
Цель. Определить эпидемиологические особенности и медицинские последствия внематочной беременности в Кемеровской области. Материалы и методы. Проведен ретроспективный эпидемиологический анализ информации, содержащейся в следующих источниках - отчеты: форма №14 раздел «Информация по внематочной беременности по Кемеровской области» 2010-2017 гг.; форма №30, раздел «Экстренная хирургическая помощь - внематочная беременность» 2007-2014, форма №13 «Информация по внематочной беременности по Кемеровской области» 2016-2017 гг.; форма №47 «Сведения о сети и деятельности медицинских организаций» 2015-2017 гг. с последующим расчётом абсолютных и относительных (на 1000 закончивших беременность) показателей. Указанные формы и данные предоставлены Кемеровским областным медицинским информационно-аналитическим центром «КОМИАЦ». Расчет темпа прироста/убыли проводился с помощью метода наименьших квадратов. Результаты. Заболеваемость внематочной беременностью в Кемеровской области за 12-летний период характеризовалась неравномерной динамикой без статистически значимого роста или снижения. Наименьший показатель заболеваемости отмечался в 2015 году и составил 32,3 на 1000 закончивших беременность; наибольший показатель отмечался в 2011 году и составил 41 на 1000 закончивших беременность. Оперативное вмешательство большинству пациенток оказывалось в первые сутки после установки диагноза, однако за 12-летний период отмечался статистически значимый рост доли пациенток, прооперированных спустя 24 часа от начала заболевания: с 13,1% в 2006 до 24,4% в 2017 году, р=0,001. Заключение. Несмотря на то, что заболеваемость внематочной беременностью за 12-летний период оставалась примерно на одном уровне, проведенный анализ подтверждает потенциальную опасность этой патологии, которая сопровождается риском материнской смертности. Аудит оказания медицинской помощи больным с эктопической беременностью в Кемеровской области за 12-летний период показал двукратный рост доли пациенток, прооперированных спустя 24 часа от начала заболевания. Мониторинг за этим показателем представляет практический интерес, так как позволит оценить эффективность внедрения Федерального протокола лечения внематочной беременности, принятого в Российской Федерации в 2017 году.
25-34 72
Аннотация
Цель. Установить частоты аллелей вариантов генов, кодирующих ферменты метаболизма эстрогенов, CYP1A1, CYP1A2, CYP19, SULT1A1 у инфертильных женщин с наружным генитальным эндометриозом в сравнении с женщинами с трубно-перитонеальным бесплодием. Материалы и методы. В исследование включено 200 женщин. I группу составили 100 женщин с эндометриоз-ассоциированным бесплодием, II группу - 100 женщин с трубно-перитонеальным бесплодием. Всем пациенткам произведено генотипирование ДНК из буккального эпителия методом полиморфизм длин рестрикционных фрагментов ПДРФ - анализа. Результаты. Не выявлено достоверных отличий между частотами изученных полиморфизмов в двух исследуемых группах. Заключение. Необходимо дальнейшее изучение генетических факторов риска, связанных с эндометриозом у инфертильных женщин, для понимания этиопатогенеза заболевания и разработки современных методов прогнозирования и лечения.
35-44 67
Аннотация
Цель. Выявить особенности состава высших жирных кислот тканевых липидов при предраковых и опухолевых поражениях шейки матки. Материалы и методы. Материалы исследования - биоптаты шейки матки, верифицированные морфологически. Исследуемые группы: IА - очаг предопухолевого поражения экзоцервикса; IБ - парадиспластические клетки; IIА - локус цервикального рака; IIБ - паранео- пластические клетки. Метод исследования - газожидкостная хроматография. Использовались методы непараметрической статистики с применением критерия Манна-Уитни. Различия считались статистически значимыми при р<0,05. Результаты. В процессе цервикального канцерогенеза в клетках экзоцервикса регистрировался избыток насыщенных, дефицит моно- и полиеновых жирных кислот. В клетках всех исследуемых клинических групп наблюдался рост пула жирных кислот с нечетным числом атомов углерода, максимальное значение которого было характерно для «предрака» и очага малигнизации. Для локуса злокачественной трансформации характерно появление в детектируемых количествах С19:0. Заключение. Выявленные особенности являются частным примером атипического метаболизма клеток малигнизированного цервикального эпителия и могут послужить основой для разработки новых методов ранней диагностики рака шейки матки, а также дальнейших исследований в области молекулярного прогнозирования этого заболевания.
45-53 94
Аннотация
Цель. Оценить эффективность и безопасность транскутанной электронейростимуляции (ТЭНС) в обезболивании родов. Материалы и методы. В исследование «случай-контроль» включено 70 пациенток, которые были распределены на 2 группы. Первую (основную) группу составили 35 женщин с применением транскутанной электронейростимуляции (ТЭНС) в обезболивании родов при доношенной беременности. Транскутанная электронейростимуляция в 1 периоде родов проводилась с использованием аппарата для транскутанной электронейростимуляции mamaTENS производства компании TensCare Ltd (Великобритания). Во вторую группу (сравнения) включены 35 женщин, которым была применена эпидуральная анестезия для обезболивания родов при доношенной беременности. Первичные исходы: степень удовлетворенности женщины от обезболивания и интенсивность болевого синдрома. Вторичные исходы: частота эпидуральной анестезии, оперативных родов и акушерского травматизма, продолжительность родов, перинатальные исходы. Результаты. «Очень удовлетворены» обез- боливанием 11 (34,3%) рожениц I группы и 23 (65,7%) пациенток II группы (р=0,011); «Не совсем удовлетворены» 6 (18,8%) и 1 (2,9%) женщин в I и II группах соответственно (р=0,033). Интенсивность болевого синдрома, при котором пациентки начинали использование TENS, составила 3,6±1,3 балла (применена визуальная аналоговая шкала). Интенсивность болевого синдрома на фоне применения TENS снизилась у 7 (21,9%) рожениц, стабилизировалась на приемлемой интенсивности у 11 (34,4%) женщин, а у 14 (43,76%) рожениц значительно усилилась. Больше половины (56,3%) пациенток основной группы успешно использовали только TENS для обезболивания родов. Вторичные исходы: не обнаружено достоверной разницы в следующих показателях в I и II группах соответственно: продолжительность родов - 380,48±188,88 минут и 489±178.9 минут (p=0.706), длительность безводного периода - 448,08 ±507,25 и 485,4 ± 311,2 минут (p=0.950), средняя доза анестетика, используемая для обезболивания родов, - 79,28±44,79 мл и 75,71±71,08 мл (р=0.966), акушерский травматизм - 13 (40,6%) и 18 (51,4%) (р=0,366), общая кровопотеря в родах - 245,7±107,8 мл и 214,28±54,21 мл (p=0.795), оценка новорожденного по шкале Апгар на 1-й минуте жизни - 7,6 ±1,5 и 7,7±0,7 (р=0,952) и на 5-й минуте жизни - 8,74± 1,64 и 8,82±0,77 баллов (p=0.955). Заключение. TENS может обеспечить значимое облегчение боли во время родов. Не обнаружено влияния TENS на акушерские и перинатальные исходы. Дальнейшие исследования в этом направлении представляются перспективными.
54-58 166
Аннотация
Цель. Выявить факторы риска, способствующие формированию интранатальных повреждений плода. Материалы и методы. Проанализировано 262 наблюдения, включающие 131 случай родовой травмы новорожденного, имевший место в 2008-2016 гг. в г. Омске (основная группа). Группу сравнения формировали в виде выборки из историй родов методом паракопии (131 наблюдение родов без родовой травмы). Результаты. Формированию интранатальных повреждений плода способствуют осложнения беременности (недоношенность - 45,0%, переношенность - 6,1%, плацентарная недостаточность - 19,1%, преэклампсия - 16,0%), экстрагенитальная патология (хроническая железодефицитная анемия - 15,3%), инфекции (32,1%), патология провизорных органов (6,9%), осложнения родов (дородовое излитие околоплодных вод - 42,0%, аномалии родовой деятельности - 11,5%). При анализе течения родов выявлены следующие факторы риска родовой травмы: дородовое излитие околоплодных вод (42,0% в основной группе и 8,3% - в группе сравнения), длительный безводный период (18,3% и 3,1% соответственно). Аномалиями родовой деятельности роды осложнились у 11,5% женщин основной группы и лишь у 2,3% - в группе сравнения. Патология со стороны провизорных органов отмечена в 24,4% наблюдений в основной группе и в 3,8% - в группе сравнения: преждевременная отслойка плаценты - 14,5% и 2,3% соответственно, обвитие пуповины вокруг шеи плода - 9,2% и 1,5%; предлежание плаценты наблюдалось лишь в основной группе (1,5%). Заключение. Факторами риска, способствующими формированию интранатальных повреждений плода, являются осложнения беременности (недоношенность, переношенность, плацентарная недостаточность, аномалии положения плода, крупный плод, анатомически узкий таз), экстрагенитальная патология, инфекции, перенесенные во время беременности, патология провизорных органов, осложнения родов.
59-64 202
Аннотация
Цель. Изучить особенности течения беременности и родов, состояния новорожденных при индуцированных родах. Материалы и методы. Проведено ретроспективное исследование «случай - контроль» 216 историй родов и историй развития новорожденных за 2016 год по данным родильного дома № 1 ГАУЗ КО «Областная клиническая больница скорой медицинской помощи им. М.А. Подгорбунского». Основную (первую) группу составили 108 женщин и их новорожденные с индуцированными родами, группу контроля (вторую) - 108 женщин и их новорожденные с самопроизвольными родами. Критерии включения в основную группу: срок беременности 37-41 неделя беременности, индукция родов, одноплодная беременность. Критерии исключения из основной группы: недоношенная беременность любого срока, наличие заболеваний или состояний матери и плода, заведомо предполагающих абдоминальное оперативное родоразрешение. Результаты. Показаниями для родовозбуждения явились обострение соматической патологии у 42 пациенток (38,88%), преэклампсия, устойчивая к консервативному лечению, - у 33 (30,55%) пациенток; преждевременное излитие околоплодных вод и отсутствие регулярной родовой деятельности при доношенной беременности - у 16 (14,81%) пациенток, переношенная беременность - у 27 (25,0%) пациенток. При оценке по шкале E.H. Bishop до 6 баллов шейку матки оценивали как «незрелую», 6-8 баллов - «недостаточно зрелую», более 8 баллов - «зрелую». «Незрелая» шейка матки была у 10 беременных (9,26%), «недостаточно зрелая» - у 27 (25,0%) и «зрелая» - у 69 (63,88%). У 10 (9,26%) пациенток во время беременности по результатам ультразвукового исследования была выявлена низкая плацентация, у 12 (11,11 %) - нарушенное количество околоплодных вод; у 29 плодов (26,85%) выявлены кардиотокографией (КТГ) нарушения по типу пограничных состояний деятельности сердца. Наиболее частыми осложнениями в родах в основной группе были родовой травматизм OR=7,857 (4,155-14,856), р=0,038, аномалии родовой деятельности OR=13,549 (4,62539,693), р=0,045, в том числе слабость родовой деятельности OR=12,793 (2,918-56,080), р=0,048, дискоординированная родовая деятельность в первой группе OR=19,989 (2,609153,129), р=0,013. Заключение. Установлено, что индуцированные роды достоверно чаще вызывают увеличение кровопотери, частоту возникновения аномалий родовой деятельности, травматизм родовых путей, время пребывания новорожденного в стационаре.
65-70 68
Аннотация
Цель. Изучение особенностей течения, осложнений и исходов беременности и родов у женщин с дефицитом массы тела. Материалы и методы. Проведено ретроспективное исследование «случай-контроль» 100 историй родов женщин, родоразрешенных в ГАУЗ КО «Областной клинический перинатальный центр им. Л.А. Решетовой» за 2017 г. Основную группу (группа I) составили 50 пациенток с дефицитом массы тела, группу сравнения (группа II) - 50 пациенток с нормальным индексом массы тела. Результаты. Средний возраст женщин группы I составил 26,5±3,6 лет, группы II - 27,3±3,7 лет (р=0,228); первородящими в группе I были 42%, в группе II - 30% (р=0,192), медиана медицинских абортов в группе I составила 1 (1 - нижний квартиль; 2 - верхний квартиль), в группе II - 2 (1; 2) (р=0,752). Достоверно чаще в группе I встречались хроническая железо-дефицитная анемия - 22% (р=0,0021), неврологические заболевания - 16% (р=0,014), узкий таз - 22 % (p=0,0021). Среди осложнений беременности в группе I чаще встречалась низкая плацентация - 12%, в группе II - 0% (p=0,0115). Количество родов через естественные родовые пути и путем кесарева сечения в обеих группах достоверно не отличалось (р=1,0). Частота слабости (р=0,857) и дискоординации родовой деятельности (р=1,0), а также хориоамнионита в родах (р=0,856) значимо не отличались. Общая продолжительность родов в группе I составила 382,9±154,7 мин и в группе сравнения - 455,4±190,8 мин (р=0,0407). Кровопотеря в естественных родах в группе I составила 193,2±47 мл, в группе II - 237,5±86 мл (p=0,0018), при операции кесарева сечения: 607,7±227 мл и 507,1±68 мл (p=0,0034) соответственно. Естественные роды у женщин в группе I чаще осложнялись травмой родовых путей (вульвы) - 18%, в группе II - 4% (р=0,0327). Женщинам в I группе чаще назначались антибиотики при беременности и в послеродовом периоде - 30%, чем в группе II - 6% (р=0,0018). Заключение. У женщин с дефицитом массы тела достоверно чаще наблюдалась низкая плацентация и железодефицитная анемия во время беременности. Естественные роды осложнялись разрывами вульвы значимо чаще в группе женщин с дефицитом массы тела. При планировании беременности необходима коррекция массы тела с целью профилактики перечисленных осложнений.
71-77 74
Аннотация
Процесс имплантации весьма уязвим и требует соблюдения ряда условий: высокой степени синхронности между эндометрием и эмбрионом, адекватного гормонального окружения, нормальных анатомических условий и нормального функционирования половых клеток. Принимая во внимание сложность процесса, становится неудивительным факт частых неудач имплантации. С клинической точки зрения эти неудачи становятся все более значимой проблемой. Бесплодие встречается в среднем у каждой шестой пары, и этот процент продолжает расти.
78-83 73
Аннотация
Выявление плоскоклеточных интраэпителиальных поражений шейки матки (SIL) является основным методом для снижения показателей заболеваемости и смертности от рака шейки матки (РШМ) во всем мире. Во многих странах применяются программы организованного скрининга, включающие в основном цитологическое исследование. Однако данные многочисленных исследований показали, что подобная стратегия является низкоэффективной. Жидкостное цитологическое исследование позволяет уменьшить число неадекватных результатов, но также имеет низкую чувствительность. В настоящее время в программы организованного скрининга широко внедряется более эффективная методика - выявление ДНК вируса папилломы человека высокого онкогенного риска (ВПЧ-ВР), который присутствует почти в 100% случаев РШМ. Для эффективного скрининга необходим не только чувствительный метод диагностики, но и широкий охват женского населения существующей SHAPE \* MERGEFORMAT программой. Среди респондентов установлено, что основными причинами игнорирования скрининга РШМ являются дискомфорт во время гинекологического осмотра, страх положительного результата и отсутствие свободного времени. Именно для такой категории пациенток разработаны устройства для самостоятельного взятия вагинального отделяемого, которое в дальнейшем будет исследовано на наличие ДНК ВПЧВР. Существуют различные модификации таких приспособлений, но основная цель - увеличение охвата населения скринингом рака шейки матки. При наличии положительного результата такого скринингового теста женщина будет приглашена и обследована в условиях гинекологического кабинета. Доказано, что результаты ВПЧ-тестирования после взятия материала врачом и самостоятельного забора образца сопоставимы и являются более чувствительным методом, чем цитологическое исследование.
84-90 84
Аннотация
В статье рассматриваются актуальные вопросы эпидемиологии рака молочной железы и возможности его скрининга. Удельный вес рака молочной железы составляет до 21% в структуре онкологической заболеваемости, однако выявление этого злокачественного заболевания на стадии in situ имеет место в единичных случаях (1,3%), на I-II стадии заболевание выявляется у 69,7% пациенток, на III стадии - у 21,5%. Почти у каждой десятой женщины диагностируется запущенный рак IV стадии. Поэтому для акушера-гинеколога принципиально важным является знание основных принципов ранней диагностики рака молочной железы и вопросов его профилактики. Диагностика заболеваний молочных желез основана на оценке жалоб, данных анамнеза, объективного обследования и результатов инструментальных методов исследований (ультразвукового, маммографического, магнитно-резонансной томографии). В настоящее время пациентки с доброкачественными заболеваниями молочных желез должны находиться под наблюдением акушера-гинеколога и получать лечение с учетом имеющейся патологии репродуктивной системы. Методы консервативного лечения доброкачественных заболеваний молочных желез включают немедикаментозные (психотерапия) и медикаментозные (препараты на основе Витекса священного (Vítex agnus-castus), индол-3-карбинола, препараты прогестерона) методы лечения. Врач акушер-гинеколог должен знать факторы риска рака молочной железы (генетическая предрасположенность, ранний возраст менархе/позднее наступление менопаузы, избыточная масса тела, употребление алкоголя, курение). В компетенцию акушера-гинеколога входят вопросы первичной и вторичной профилактики рака молочной железы.
91-96 66
Аннотация
В статье приведены современные данные, имеющиеся в отечественной и зарубежной литературе, по диагностике, профилактике и дальнейшей тактике ведения пациенток с опухолями яичников. Рак яичников является одной из основных форм злокачественных новообразований женских половых органов. Значительные показатели летальности, отсутствие эффективных методов ранней диагностики и лечения делают рак яичников актуальной проблемой современной медицины. Основное внимание в статье уделено факторам риска развития рака яичников, таким, как масса тела, контрацепция, особенности родов и возраста начала половой жизни. Значимую роль в исходе и течении данного заболевания играет диагностический алгоритм, сроки выявления, стадия и морфологический тип опухоли. Симптоматика рака яичников не является специфичной, ранние стадии заболевания чаще всего бывают случайной находкой, что вызывает значительные затруднения для правильной постановки диагноза. В связи с этим выявление случаев рака яичников происходит на поздних стадиях, что существенно сокращает благоприятный исход. До настоящего времени меры профилактики не разработаны. Отсутствуют скрининговые методы выявления рака яичников, оказывающие влияние на смертность. В развитии наследственных злокачественных эпителиальных опухолей яичника определяющую роль играют герминальные мутации генов-супрессоров BRCA1 и BRCA2 . Выявление наследственной предрасположенности женщин к раку яичника, формирование групп высокого риска, определение носителей мутаций в генах BRCA1/2 может благоприятствовать выявлению рака яичников на ранних стадиях, определять прогноз заболевания и профилактику метастазирования.
97-100 63
Аннотация
Представлен случай 14-летнего клинического наблюдения пациентки с эффективным хирургическим лечением ожирения (вертикальная гастропластика через минидоступ), восстановлением метаболических процессов, менструальной функциии реализацией репродуктивной функции.
101-105 74
Аннотация
Эндометриоз послеоперационного рубца (ЭПР) является достаточно редкой патологией, частота которой, по данным различных авторов, колеблется от 0,42 до 4,0 % в общей структуре эндометриоидной болезни. Ведущую роль в патогенетической концепции ЭПР играет перенос ткани эндометрия в участок операционной раны во время проведения хирургического вмешательства, связанного со вскрытием матки. Нередко диагностика ЭПР имеет определённые трудности. Зачастую ЭПР скрывается под «маской» грыжи послеоперационного рубца, воспалительного инфильтрата, а правильный диагноз формируется лишь после хирургического удаления возникшего патологического участка. В представленной статье приводится описание клинического случая экстрагенитального эндометриоза у женщины, перенесшей ранее операцию кесарева сечения. Заслуживает внимания тот факт, что с момента проведения оперативного родоразрешения до ярких клинических проявлений эндометриоза послеоперационного рубца прошло около 8 лет. Учитывая особенности патологического образования, эндометриоидный очаг был удален. Последующее патолого-гистологическое исследование подтвердило наличие эндометриоидной ткани в макропрепарате.


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2500-0764 (Print)
ISSN 2542-0941 (Online)