Preview

Фундаментальная и клиническая медицина

Расширенный поиск
Том 4, № 4 (2019)
Скачать выпуск PDF

ОРИГИНАЛЬНЫЕ СТАТЬИ

8-18 281
Аннотация

Введение. Иммунизация является испытанным инструментом для борьбы с инфекционными болезнями, представляющими угрозу для жизни, и их ликвидации. Однако без приверженности населения и медицинских работников иммунопрофилактике добиться полноценного охвата профилактическими прививками невозможно.

Цель исследования. Изучение отношения различных групп населения и медицинских работников РФ к необходимости проведения вакцинации.

Материалы и методы. Проведено анкетирование на предмет отношения к иммунопрофилактике 1147 человек – будущих родителей (студенты гуманитарных, технических и медицинских вузов), 214 родителей и 512 врачей различных специальностей. Анкеты имели свои особенности в зависимости от группы населения и поставленной цели. Оценка достоверности различий проводилась с использованием доверительных интервалов и критерия χ2 . При проверке нулевых гипотез критическое значение уровня статистической значимости принималось равным 0,05.

Результаты. Выявлена низкая приверженность населения и медицинских работников иммунопрофилактике и высокое доверие родителей антивакцинальным мифам. Среди студентов технического профиля положительное отношение к иммунопрофилактике показали всего 37%, а гуманитарных – 33% респондентов. Отношение к иммунопрофилактике у студентов медицинского вуза и врачей было позитивнее (76% и 80% – соответственно), однако также недостаточное. Информированность всех групп населения по вопросам иммунопрофилактики недостаточна для формирования приверженности к ней. Причинами недостаточной приверженности иммунопрофилактике является не только антивакцинальная пропаганда, проводимая в средствах массовой информации, но и негативные настроения и недостаточная осведомленность профессиональных медицинских работников (в частности врачей) в теме иммунопрофилактики. Показана необходимость усиления образовательного компонента по вопросам иммунопрофилактики в медицинских вузах.

Заключение. В настоящее время необходимо проведение работы по повышению приверженности иммунопрофилактике как населения, так и медицинских работников. При этом первоочередной задачей является устранение дефицита информации о роли и значении иммунопрофилактики в сохранении здоровья населения. Необходимо использовать все возможные ресурсы образовательного компонента, в том числе средства массовой информации.

19-25 215
Аннотация

Цель. Прогнозирование перинатальных осложнений у беременных с гестационным сахарным диабетом на основе выявленных факторов риска и ультразвуковых маркеров диабетической фетопатии.

Материалы и методы. Проведен ретроспективный сравнительный анализ клинических и параклинических характеристик у 109 женщин, беременность которых осложнилась гестационным сахарным диабетом. Все анализируемые были разделены на две группы: в первую вошли 35 беременных и их новорожденные, после рождения имевшие клинические проявления материнской гипергликемии (вес при рождении более 90 центиля; ранняя неонатальная гипергликемия, респираторный дистресс-синдром, гипербилирубинемия новорожденных). Во вторую группу вошли 74 беременные и их новорожденные, не имевшие последствий материнской гипергликемии.

Результаты. В процессе клинико-лабораторного обследования установлены факторы риска развития перинатальных особенностей, обусловленных материнской гипергликемией: отягощенная наследственность по сахарному диабету 2 типа, ожирение, осложнение данной беременности преэклампсией. У матерей с осложненными перинатальными исходами гликемия чаще установлена на основании постпрандиального повышения уровня сахара в крови. Сочетание 4-х и более ультразвуковых маркеров диабетической фетопатии позволяет диагностировать макросомию у плода.

Заключение. Недостаточная чувствительность отдельных УЗ-маркеров диабетической фетопатии плода для прогнозирования перинатальных осложнений при гестационном сахарном диабете диктует необходимость поиска новых критериев и оценки таковых.

26-31 139
Аннотация

Цель. Определить уровень антител Ig классов A и G к эстрадиолу, прогестерону, бензо[a] пирену у женщин с преждевременными родами и оценить влияние на него назначения гестагенов.

Материалы и методы. Проведено ретроспективное сравнительное исследование. В исследование включено 199 беременных женщин, у которых определялись уровни АТ Ig классов A и G к эстрадиолу, прогестерону и бензо[a]пирену и влияние на них гестагенов. I группу составили 68 женщин с преждевременными родами, II группу – 131 женщина со срочными родами.

Результаты. Уровень антител IgA к эстрадиолу у пациенток с преждевременными родами статистически значимо выше, чем у женщин со срочными родами, а назначение гестагенов не снижало их уровень у женщин высокой группы риска преждевременных родов.

Заключение. Определение уровня антител к эстрадиолу, вероятно, может помочь в прогнозировании такого осложнения беременности, как преждевременные роды.

32-37 141
Аннотация

Цель. Изучить особенности течения беременности, родов и послеродового периода у родильниц с микробной колонизацией плаценты. Изучить морфологию плаценты при ее микробной колонизации.

Материалы и методы. Ретроспективное исследование, случай-контроль. В исследование были включены 128 женщин, которые были распределены на 2 группы. В I группу (основную) вошли 64 пациентки, у которых при микробиологическом исследовании плаценты была выделена микрофлора. II группу (контрольную) составили 64 женщины, у которых при микробиологическом исследовании плацента была стерильна.

Результаты. При бактериологическом исследовании плаценты у 100% женщин I группы выделены факультативные анаэробы семейства Enterobacteriaceae – 24(37,5%), семейства Enterococcaceae – 19(29,7%), семейства Staphylococcaceae – 19(29,7%). Candida albicans выделены в 2(3,1%) случаях. Посев с последа у всех женщин II группы был стерильным. Роды per vias naturalis произошли у 61(95,3%) пациентки I группы, что достоверно выше, чем во II группе – 24(37,5%), р = 0,001. Частота осложнений в послеродовом периоде у пациенток в группах достоверно не отличалась: субинволюция матки в 10(15,6%) и 4(6,3%) случаях, р = 0,090; лохиометра – у 4(6,3%) и 2(3,1%), р=0,409; раневая инфекция у 5(7,8%) и 1(1,6%) женщин I и II групп соответственно, р=0,095. Воспалительные изменения последа при морфологическом исследовании обнаружены у 27(42,2%) пациенток I группы, что достоверно чаще, чем у пациенток II группы – 14(21,9%), р=0,014.

Заключение. Микробная колонизация плаценты и воспалительные изменения последа чаще выявляются при родоразрешении per vias naturalis. Влияние метода родоразрешения на микробную обсемененность плаценты ставит под сомнение целесообразность использования плаценты как объекта для рутинного бактериологического исследования для санитарно-гигиенического мониторинга.

38-46 591
Аннотация

Цель. Оценить исходы оперативного лечения недостаточности мышц тазового дна 3 степени у женщин пожилого возраста.

Материалы и методы. Сплошным методом были отобраны 86 женщин пожилого возраста (от 60 до 75 лет), страдающие недостаточностью мышц тазового дна (НМТД) 3 степени, которые были разделены на две группы. В группе J (n=56) пациентки получали оперативное лечение: коррекция пролапса сетчатым имплантом трансвагинальным доступом с трансобтураторной фиксацией, леваторопластика. В группе H (n=30) пациентки отказались от оперативного лечения. Оценка эффективности проводилась через 12 месяцев: выявлялось явное и скрытое недержание мочи при напряжении при помощи кашлевого теста и пробы Вальсальвы; интенсивность жалоб измерялась при помощи шкалы NRS; проводилась оценка качества жизни при помощи опросника PFDI-20. В качестве первичного исхода оперативного лечения оценивалась частота клинических симптомов НМТД через 12 месяцев, в качестве вторичных исходов изучались частота скрытого и явного недержания мочи и качество жизни при помощи опросника PFDI-20 через 12 месяцев после лечения.

Результаты. Через 12 месяцев после лечения у пациенток группы J отмечалось статистически значимое снижение частоты и интенсивности жалоб и симптомов НМТД. Показатели шкалы пролапса тазовых органов POPDI в группе J через 12 месяцев после лечения были лучше и составили 8,3 (4,2;12,5) балла в группе J и 79,2 (79,2;100) балла в группе H, U[56;30]=2145, p=0,001; показатели шкалы колоректально-анальных симптомов CRAD-8 составили 6,2 (3,1;6,2) балла в группе J и 68,8 (62,5;71,9) балла в группе H, U[56;30]=1967, p=0,742; показатели шкалы симптомов недержания мочи UDI-6 составили 8,3 (4,2;8,3) балла в группе J и 83,3 (79,2;87,5) балла в группе H, U[56;30]=2145, p=0,001. Общее значение PFDI-20 составило 22,8 (11,5;27) балла в группе J и 227,2 (226,1;251) балла в группе H, U[56;30]=2155, p=0,001.

Заключение. Хирургическая коррекция пролапса с применением сетчатых имплантов является эффективным методом лечения НМТД 3 степени у женщин пожилого возраста.

 

47-57 184
Аннотация

Цель. Определить частоту встречаемости аллельных вариантов генов, кодирующих ферменты метаболизма эстрогенов: CYP1A1 (rs4646903), CYP1A2 (rs762551), CYP19 (rs700519) и SULT1A1 (rs9282861) у женщин со спорадической потерей беременности в ранние сроки.

Материалы и методы. В исследование включено 360 пациенток. I группу составили 103 женщины со спорадической потерей беременности в сроке до 12 недель беременности, II группу – 257 женщин, не имевших неблагоприятных исходов беременности в анамнезе. Всем пациенткам произведено генотипирование ДНК из буккального эпителия методом ПДРФ-анализа (полиморфизм длины рестрикционных фрагментов). Определялись следующие однонуклеотидные замены: в гене CYP1A1 трансзиция T264 → C (rs4646903 полиморфизм); в гене CYP1A2 трансверсия C734 → A (rs762551 полиморфизм); в гене CYP19 трансзиция C → T (rs700519 полиморфизм); в гене SULT1A1 трансзиция G638 → A (rs9282861 полиморфизм).

Результаты. У пациенток с выкидышем в анамнезе наблюдалось статистически значимое увеличение частоты мутантного аллеля C, гетерозиготного генотипа Т/С и гомозиготного генотипа С/С гена CYP1A1, снижение частоты гетерозиготного генотипа С/А гена CYP1A2, статистически значимые различия в частоте встречаемости мутантного аллеля Т и генотипа Т/С гена CYP19 по сравнению с контролем. При исследовании частот встречаемости мутантного аллеля и генотипов гена SULT1A1, отмечено недостоверное уменьшение частоты встречаемости данных аллелей и генотипов. Риск развития выкидыша максимально увеличивается при сочетании генотипов CYP1A2 (C/C) + CYP1A1 (T/C+C/C) + CYP19 (C/T) и CYP1A2 (C/C) + CYP1A1 (T/C+C/C) + SULT (G/G) + CYP19 (C/T), CYP19 (C/T) + SULT (G/G) (P=0,0251), также достоверно повышается риск при сочетании генотипов (CYP1A2 (C/C) + CYP1A1 (T/C+C/C); CYP1A2 (C/C) + CYP19 (C/T); CYP19 (C/T) + CYP1A1 (T/ C+C/C); SULT (G/G) + CYP1A1 (T/C+C/C). При сочетании генотипов, которые указывают на влияние экзогенных факторов, было выявлено как достоверное увеличение CYP1A1 (T/C) + CYP1A2 (A/A) CYP1A1 (T/C) + SULT1A1 (A/A); так и снижение CYP1A2 (A/A) + SULT1A1 (G/A).

Заключение. Показано, что пациентки с репродуктивными потерями в I триместре беременности значимо чаще имеют мутантный аллель С и генотип С/Т, С/С гена CYP1A1, мутантный аллель Т и генотип С/T гена CYP19. Для пациенток, не имевших неблагоприятных исходов беременности в анамнезе, характерен гетерозиготный генотипС/A гена CYP1A2. Результаты, полученные для комбинаций генотипов, могут свидетельствовать о совокупности эстрогензависимого и химически индуцированного процесса, обусловленного биоактивацией экзогенных ксенобиотиков у пациенток с репродуктивными потерями.

58-63 141
Аннотация

Цель. Изучить уровень ТТГ и тиреоидных гормонов у беременных с ожирением и их новорожденных.

Мaтериалы и методы. В исследованᴎе было включено 40 беременных женщин и 40 их новорожденных. Оснᴏвную группу сᴏставили 20 женщин с избыточной массой тела и 20 ᴎх новорᴏжденных, группу сравнения – 20 беременных с нᴏрмальной массой тела и 20 их новорᴏжденных. Наличие ожирения устанавливалось по индексу массы тела (ИМТ) до беременности в соответствии с рекомендациями ВОЗ (1997). ИМТ 30 и более расценивался как ожирение. Забор крови у беременных пациенток проводился в конце ІІІ триместра беременности, натощак, спустя 12 часов после последнего приема пищи, путем венепункции в локтевом сгибе, в положении пациентки сидя. Забор крови у новорожденных осуществляли сразу после рождения путем пассивного тока из пуповинных сосудов. Определение содержания тиреотропного гормона (ТТГ), тироксина (Т4), трийодтиронина (ТЗ), свободного тироксина (FT4) проводилось при помощи хемилюминесцентного иммуноанализа.

Результаты. В результате нашего исследования получено, что у беременных с ожирением нарушения функции щитовидной железы встречались достоверно чаще. Выраженные проявления клинического гипотиреоза у пациенток с избыточной массой тела отмечались в 1,5 раза чаще в сравнении с беременными женщинами с нормальной массой тела. Скрытый гипотиреоз достоверно чаще встречался у женщин с ожирением. У беременных с ожирением, в сравнении с пациентками с нормальной массой тела, чаще встречаются гипотиреоидные состояния и увеличение щитовидной железы в сочетании с повышением Т4, что может повлиять на развитие плацентарной недостаточности и привести к осложненному течению беременности и родов. У детей от пациенток с ожирением в течение раннего неонатального периода чаще отмечается развитие транзиторного гипотиреоза в сочетании с повышенным содержанием тиреотропᴎна.

Заключение. Уровень ТТГ и тиреоидных гормонов у беременных с ожирением и их новорожденных значительно отличается от пациенток с нормальной массой тела.

64-69 225
Аннотация

Цель. Внезапная сердечная смерть является актуальной проблемой современной кардиологии, так как она составляет значительную долю смертности при наличии сердечно-сосудистых заболеваний. Наряду с моногенными наследственными заболеваниями в развитие внезапной сердечной смерти вносят вклад и многофакторные состояния. Патогенез внезапной сердечной смерти может быть связан с дисфункцией митохондрий, которая, в свою очередь, может быть отчасти обусловлена полиморфизмом митохондриального генома, ассоциированным с изменением эффективности функционирования митохондрий. Есть данные об ассоциациях генотипа мтДНК (гаплогрупп мтДНК) с различной многофакторной патологией, в том числе с заболеваниями сердечно-сосудистой системы. Цель настоящего исследования состояла в определении ассоциаций полиморфизма мтДНК с внезапной сердечной смертью.

Материалы и методы. Материалом для исследования послужила ДНК, выделенная из ткани миокарда лиц, умерших внезапной сердечной смертью, полученной в процессе судебно-медицинского исследования (N=260). Частоты гаплогрупп мтДНК, наиболее распространенных в европейских популяциях (H, U, T, J), определили с помощью рестрикционного анализа. Сравнительный анализ проведен с использованием ранее опубликованных данных о полиморфизме мтДНК в западносибирской городской популяции.

Результаты. Распределение частот исследованных гаплогрупп мтДНК в изучаемой выборке умерших внезапной сердечной смертью соответствовало популяционному: около 40% в выборке составила гаплогруппа Н, 23% – гаплогруппа U, 12% – гаплогруппа Т и 6,5% – гаплогруппа J. При сравнении частот гаплогрупп мтДНК в двух выборках с помощью критерия Хи-квадрат не было выявлено статистически значимых различий между частотой встречаемости гаплогрупп мтДНК у лиц, умерших внезапной сердечно-сосудистой смертью, и популяционной выборкой.

Заключение. Проведенное исследование не выявило ассоциаций гаплогрупп мтДНК H, U, T и J с предрасположенностью к внезапной сердечной смерти. Полученные результаты указывают на необходимость более детального анализа митохондриального генома для поиска вариантов мтДНК, ассоциированных с внезапной сердечной смертью.

70-77 152
Аннотация

Цель. Оптимизировать протокол окрашивания гематоксилином и эозином для элементов системы кровообращения (миокард, аорта) и гепатолиенальной системы (печень, селезенка).

Материалы и методы. В качестве эталонных объектов исследования были выбраны сердце (желудочки), аорта (брюшной отдел), печень (правая доля) и селезенка (левая часть). После фиксации в 10% забуференном формалине производилась вырезка репрезентативных сегментов тканей с дальнейшим промыванием в проточной воде, обезвоживанием с использованием этанола возрастающей концентрации (70%, 80%, 95%) и изопропанола, пропитыванием и заключением в парафин и серийной резкой (5 мкм) замороженных парафиновых блоков на микротоме. При регрессивном окрашивании время инкубации в гематоксилине (Гарриса) составляло 5 или 10 минут, дифференцирующем растворе (1% HCl в 70% этаноле) – 2 или 10 секунд, 1% водно-спиртовом эозине – 1 или 2 минуты. При прогрессивном окрашивании время инкубации в гематоксилине (Карацци) и эозине было аналогичным, однако не требовалось применения дифференцирующего раствора.

Результаты. Окрашивание прогрессивным гематоксилином во всех исследованных тканях позволяло сохранить целостность ткани и ускорить протокол окрашивания по сравнению с регрессивным в силу отсутствия необходимости экспозиции в агрессивном кислотно-спиртовом дифференцирующем растворе. Наилучшим протоколом в случае как регрессивного, так и прогрессивного окрашивания для миокарда, аорты и печени было признано воздействие гематоксилина в течение 10 минут, а эозина – в течение 2 минут, при этом время воздействия дифференцирующего раствора при регрессивном окрашивании (2 или 10 секунд) определялось желаемым оттенком. В случае с селезенкой наилучшим протоколом было окрашивание гематоксилином в течение 5 минут и эозином в течение 2 минут, а при регрессивном окрашивании – воздействие дифференцирующего раствора в течение 10 секунд.

Заключение. Применение прогрессивного гематоксилина при окраске тканей миокарда, аорты, печени и селезенки гематоксилином и эозином предпочтительнее и проще в сравнении с регрессивным гематоксилином.

78-88 187
Аннотация

Цель. Оценить динамику показателей суточного профиля артериального давления (АД) после выполнения ренальной денервации (РД) в сравнении с группой медикаментозной терапии.

Материал и методы. В проспективное клиническое исследование включено 45 пациентов с наличием критериев резистентной АГ – 21 мужчина и 24 женщины, средний возраст 53 (43;66) лет. 25 пациентам была проведена РД с применением технологии Vessix renal denervation system, 20 пациентов составили группу консервативной терапии. Исходно и через 12 месяцев после РД проводилось суточное мониторирование АД (СМАД) с оценкой параметров суточного профиля АД.

Результаты. Через 12 месяцев группа РД характеризовалась выраженной положительной динамикой в виде достоверного снижения показателей офисного систолического артериального давления (САД) и диастолического артериального давления (ДАД) на 33 и 15 мм рт. ст. и среднего САД и ДАД по данным СМАД на 29 и 12 мм рт. ст., соответственно (р≤0,05). В группе РД также выявлено снижение вариабельности САД днем на 6 (5;12) мм рт. ст. и ночью на 7 (7;10) мм рт. ст. (р≤0,05), без влияния на вариабельность ДАД. Не было выявлено динамики утреннего подъема АД в исследуемых группах, хотя утреннее САД после выполнения денервации имело тенденцию к снижению со 174 (130;180) мм рт. ст. до 156 (130;165) мм рт. ст., (р= 0,06). К 12 месяцам наблюдения количество пациентов с нормальным типом снижения АД («dipper») в ночное время увеличилось с 16 до 44% (р=0,015). В группе консервативной терапии достоверной динамики суточного профиля АД не выявлено.

Заключение. Отдаленная эффективность РД превосходит консервативную тактику в отношении снижения офисных и средних значений АД, а также оказывает положительное влияние на показатели суточного профиля АД.

89-96 186
Аннотация

Цель. Научное обоснование, создание и апробация современного методического подхода к разработке нормативов физического развития детей и подростков.

Материалы и методы. Проведён анализ данных научной литературы и обобщение результатов собственных исследований для выявления современных проблем в вопросах изучения физического развития детей и актуальности создания современного методического подхода к разработке региональных нормативов.

Результаты. Выявлены современные дискуссионные вопросы в проблеме изучения физического развития детей и подростков, показывающие необходимость методологической и терминологической стандартизации. В качестве единого инструмента разработки нормативов физического развития детей и подростков предложен методический подход, основанный на компьютерной программе «Нормативы физического развития детей и подростков». Сравнительный анализ нормативов, полученных на одних и тех же первичных антропометрических данных детей с помощью компьютерной программы и стандартным способом расчёта показателей описательной статистики, выполненный с целью апробации методического подхода, показал сопоставимость результатов.

Заключение. Современными вызовами в изучении физического развития детей и подростков являются вопросы стандартизации методики, нормативов, официальных документов и отчетных форм на уровне Министерства здравоохранения. Предложенный методический подход решает вопрос разработки нормативов физического развития и закрывает соответствующие вопросы процесса стандартизации.

97-104 150
Аннотация

Цель. Изучить характер влияния печатных и электронных изданий на формирование функциональных нарушений и хронических заболеваний органа зрения у современной молодёжи.

Материалы и методы. Исследование проводилось посредством анкетирования 100 обучающихся старших классов школ и 355 студентов второго курса вуза медицинского профиля с использованием опросника, разработанного НИИ гигиены и охраны здоровья детей и подростков ФГАУ «НМИЦ здоровья детей» Минздрава России. Обследовано 179 студентов второго курса вуза медицинского профиля на программно-аппаратном комплексе «АРМИС». Выполнен осмотр 100 учащихся старших классов школ врачом-офтальмологом высшей категории.

Результаты. Установлено, что почти половина обучающихся субъективно оценивают свое зрение как «сниженное», не связывая низкое его качество с использованием электронных устройств. «Недооценка» качества своего здоровья является характерной для лиц мужского пола (коэффициент сопряженности Пирсона 0,2, р<0,001), а также более молодых респондентов. Установлена сопряженность возникновения головных болей с частотой использования ноутбука (коэффициент сопряженности Пирсона 0,5, р<0,02); сопряженность возникновения усталости глаз соответственно с частотой использования компьютера (коэффициент сопряженности Пирсона 0,7, р<0,001); с частотой использования ноутбука (коэффициент сопряженности Пирсона 0,7, р<0,001); с частотой использования планшета (коэффициент сопряженности Пирсона 0,6, р<0,001); с частотой использования электронной книги (коэффициент сопряженности Пирсона 0,8, р<0,01). Выявлена сопряженность оценки своего зрения студентами и школьниками как «сниженного» с частотой использования планшета (коэффициент сопряженности Пирсона 0,2, р<0,004). У старших школьников установлено наличие сопряженности между возникновением миопии средней и высокой степени с частотой использования ноутбука и компьютера (коэффициент сопряженности Пирсона 0,75, р<0,001). Среднее время работы школьников с компьютером в учебный день составило около 2 часов, а в выходные дни оно увеличивалось до 3 часов (р<0,05); время использования студентами в учебные и выходные дни компьютера составило соответственно 2,6 ч и 4,4 ч (р<0,05), ноутбука –2,9 ч и 3,7 ч соответственно. Имеют место функциональные нарушения органа зрения 67,2% школьников и 19,0% студентов второго курса вуза; хронические заболевания органа зрения (миопия средней и высокой степени) выявлены у 8,2% школьников и 53,6% студентов соответственно. Средние значения остроты зрения у студентов составили 0,61 ± 0,25 (OD) и 0,64 ± 0,25 (OS).

Заключение. Проблема регламентации показателей безопасности электронных изданий является весьма актуальной и требует незамедлительного решения.

ОБЗОРНЫЕ СТАТЬИ

105-116 430
Аннотация

Увеличение продолжительности жизни – одно из главных достижений современной медицины. Представители старших возрастных групп в настоящее время составляют большую часть пациентов в стационарах различного профиля. Главной особенностью данной категории больных является не только высокая частота встречающейся коморбидной патологии, но и сопутствующие возрастные изменения периферических тканей, неизменно сопровождающие процесс старения. Одним из таких изменений является саркопения – прогрессирующая потеря мышечной массы и силы, которая ассоциирована с высоким риском неблагоприятных исходов, ведущих к повышению риска инвалидизации и смерти среди лиц пожилого и старческого возраста. Механизмы развития саркопении активно изучаются современными исследователями, и уже ясно, что универсального патогенетического пути потери мышечной массы не существует. На сегодняшний день выделен целый ряд внешних и внутренних факторов, потенциально способных влиять на состояние поперечно-полосатой мускулатуры. Среди внутренних факторов ведущую роль отводят возрастной нейро-мышечной дегенерации, снижению уровня анаболических гормонов, развитию хронического воспаления и оксидативного стресса. Среди внешних факторов наибольшее влияние на мышечную ткань оказывают дефицит потребления белков и углеводов с пищей, а также снижение физической активности вследствие наличия острых или хронических заболеваний. Роль внутренних факторов в развитии саркопении увеличивается с возрастом. Прогрессирующее снижение мышечной массы, силы и функции неизменно связано с потерей способности к самообслуживанию, инвалидизацией и ухудшением качества жизни больных. Сочетание саркопении с такими соматическими патологиями, как ожирение, остеопороз, дефицит витамина D, ухудшает прогноз для качества и продолжительности жизни пациента. При этом вторичный генез саркопении в ряде ситуаций может позволить улучшить состояние пациента путем оценки патогенетических причин ее возникновения и их устранения. В настоящей статье представлены вопросы терминологии, эпидемиологии, патофизиологических аспектов саркопениии и диагностические критерии этого состояния.



Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2500-0764 (Print)
ISSN 2542-0941 (Online)